X

Новые требования к оценке рыночного риска торговой книги

 

Эдуард Гордин, эксперт контроля рисков операций на финансовых рынках банка ТОП-25
Илья Доманчук, ведущий эксперт-аналитик по рискам, RBtechnologies

Совсем скоро вступят в силу новые требования к оценке рыночного риска торговой книги.

Компания RBtechnologies является активным игроком на рынке автоматизации банковских рисков. RBtechnologies совместно с крупнейшими банками уже активно начали готовится к предстоящим изменениям.

FRTB (The Fundamental Review of the Trading Book) — это новый стандарт расчета требований к капиталу под покрытие рыночного риска, разработанный Базельским комитетом по банковскому надзору (BCBS) в рамках Basel III.

Новые правила оценки рыночного риска должны были устранить некоторые недоработки, оставшиеся после принятия Basel 2.5, в частности:

  • Нечеткое разграничение торговой и банковской книг, исключение так называемого «regulatory arbitrage», который позволяет банкам манипулировать банковской и торговой книгами с целью снижения нагрузки на капитал;
  • Недостатки риск-метрики Value-at-Risk (VaR), которая плохо учитывает «tail risk» – убытки при экстремальных движениях рынка. Вводится требование по расчету ES (Expected Shortfall) – средняя величины убытков при экстремальных движениях рынка. Это позволит получить более полную меру риска, при этом новая мера должна учитывать рыночную ликвидность в периоды стресса рынка;
  • Горизонты ликвидности: новый стандарт классифицирует факторы риска по их ликвидности и определяет для них соответствующие горизонты риска (сейчас для всех инструментов и факторов риска используется единый горизонт риска – 10 рабочих дней);
  • Необходимость в переработке стандартизированного подхода (Standardised approach, SA), чтобы обеспечить надежную «страховку» для подхода, основанного на внутренних моделях (Internal models approach, IMA). Теперь все банки, которые использовали IMA, должны будут использовать и SA в обязательном порядке.

В конце 2017 года Basel Group of Central Bank Governors and Heads of Supervision (GHOS) назначил внедрение FRTB на январь 2022 года.

Почему FRTB важен?

Результаты последнего анализа QIS (quantitative impact studies) в рамках отчетности BCBS Basel III, опубликованной в декабре 2017 года, основанных на данных 2015 года от 248 банков, показали, что средний рост требований к общему капиталу банка будет существенный: более 50%. Значительная часть этого роста объясняется внедрением FRTB. Так, например, отчет QIS2, основанный на данных 2015 года от 28 крупнейших банков, указывает на рост требований к капиталу на покрытие рисков торговой книги от 1.6 до 5.3 раз, в которых наибольший вклад оказывают два фактора: немоделируемые риск-факторы (non-modellable risk factors) и тестирование P&L подразделений (P&L attribution), которые должны реализовываться в рамках модели IMA.

FRTB в России

С высокой вероятностью мы не будем наблюдать массовое внедрение IMA подхода к оценке рыночного риска для целей расчета нормативов в России.

У банков не будет стимулов добиваться разрешения использовать внутренний подход, потому что FRTB устанавливает, что стандартизированный подход определяет минимальную нагрузку на капитал – даже если внутренняя модель показывает меньший уровень рыночного риска. Также в настоящий момент мы не видим движений со стороны регулятора в направлении принуждения крупных банков к использованию внутренних подходов оценки рыночного риска для целей расчета нормативов достаточности капитала.

С другой стороны, мы ожидаем, что крупные российские банки будут строить модели оценки рыночного риска для целей расчета экономического капитала (в рамках внутренних процедур оценки достаточности капитала – ВПОДК) на базе требований FRTB к IMA-подходу. В соответствии с действующими указаниями Банка России, крупные банки обязаны не ограничиваться стандартизированным подходом к оценке рыночного риска в рамках ВПОДК. При отсутствии требований Банка России к внутренним моделям оценки рыночного риска стандарты Базеля, являясь образцом лучших международных практик, будут использоваться как главный ориентир для разработки, валидации и использования внутренних моделей экономического капитала под рыночный риск.

Сквозной прайсинг

Одно из самых важных нововведений FRTB – это требование организации «сквозного прайсинга» в банке: одни и те же прайсинговые модели должны использоваться фронт-офисом, миддл-офисом, в бухгалтерском учете и для целей риск-менеджмента.

Стандарт предполагает, что модель рыночных факторов риска может использовать меньше рыночных переменных, чем прайсинговая модель фронт-офиса, но математическая структура модели должна быть такой же.

Пример последствий данного нововведения: мы ожидаем, что российские банки, которые поставят перед собой задачу максимально полного соответствия требованиям FRTB к внутренним моделям, будут вынуждены перейти на преимущественно теоретический прайсинг российских локальных негосударственных облигаций. Это связано с тем, что данная категория ценных бумаг уже достаточно долгое время характеризуется крайне низкой ликвидностью (маленькие объемы торгов, редкие сделки) и, как следствие, очень низким качеством котировок. Переоценка таких бумаг по цене последней сделки гарантировано не сможет моделироваться никакой моделью факторов риска.

Валидация моделей оценки рыночного риска

FRTB требует проводить валидацию модели рыночного риска c помощью следующих инструментов:

  • Бэктестирование – основано на таких же принципах, как в действующих стандартах. Модель рассчитывает оценки однодневного VaR для нескольких доверительных вероятностей, и эти оценки сравниваются с фактической реальной рыночной (MtM ) однодневной переоценкой (при предположении о неизменности позиций в течение одного дня) – считается количество «пробоев» величин VaR.
  • “P&L attribution” – тестирование качества модели факторов риска. В рамках данного теста строятся два ряда переоценок: (1) переоценки в результате теоретического прайсинга, построенные моделью оценки рыночного риска на базе выбранных факторов риска, и (2) фактические переоценки – изменение MtM стоимости финансовых инструментов в соответствии с прайсинговой моделью фронт-офиса. Проверка заключается в оценке того, насколько хорошо ряд (1) объясняет ряд (2). Такое тестирование производится на уровне каждого деска.

Данный инструмент валидации тесно связан с требованиями по сквозному прайсингу, упомянутому выше. Использование данного инструмента валидации и разработка такой модели, которая пройдет “P&L attribution” тест, однозначно потребует тесной кооперации между риск-менеджментом, фронт-офисом, миддл-офисом. Также, скорее всего, банкам потребуется делать значительные инвестиции во внутренние процедуры контроля качества данных.

Это подразумевает существенные издержки, но мы считаем, что это также обеспечит значительно более высокое качество понимания рисков и управления ими.

Принятие инвестиционных решений

Стандарты FRTB разрабатываются с точки зрения целей регулятора (прежде всего обеспечение финансовой стабильности в банковской системе), поэтому риск-веса в стандартизированном подходе, требования по использованию стрессовых контрцикличных оценок волатильностей и корреляций факторов риска во внутренних моделях и применяемые множители (multiplication factors) являются слишком консервативными оценками рыночного риска по сравнению с реальными, объективными уровнями риска, которые наблюдаются большую часть времени (даже по сравнению с периодами умеренного стресса).

Соответственно, и действующие Базельские стандарты, и новый стандарт FRTB не всегда подходит для целей анализа соотношения доходности и риска сформированных портфелей и для анализа привлекательности потенциальных сделок/стратегий.

В общем случае оптимизация ожидаемых доходов относительно нагрузки сделок (позиций) на регуляторный капитал производится только, когда лимиты на регуляторный капитал, потребляемые бизнесом, используются почти на 100% или, когда основные KPI для бизнеса привязаны к доходности, которую бизнес генерирует относительно потребляемого регуляторного капитала.

В остальных случаях в дополнение к регуляторной нагрузке на капитал в анализ также должны включаться максимально реалистичные (максимально откалиброванные под текущий уровень турбулентности рынка) оценки рыночного риска. Для получения таких оценок риска может использоваться модель, построенная на основе требований FRTB, но в качестве ее инпутов должны использоваться такие оценки волатильностей, корреляций и горизонтов ликвидности, которые обеспечат максимально откалиброванный результат на выходе.