RBtechnologies – партнер при переходе банков на IFRS 9

 

Скачать интервью в формате PDF

 

Переход на новый стандарт IFRS 9 обещает быть непростым и достаточно трудоемким для участников российского банковского рынка, которые и так вынуждены уделять большое внимание вопросам составления отчетности. О том, чем им может помочь в рамках этого перехода RBtechnologies, рассказал в интервью NBJ руководитель группы управления рисками компании Олег ОГОРОДНИКОВ.

 

NBJ: Олег, с какими вызовами и проблемами, по вашему мнению, банки могут в первую очередь столкнуться при переходе на стандарт IFRS 9?

 

Олег Огородников: Я бы выделил три глобальных изменения, которые вполне можно назвать серьезными вызовами для участников российского банковского сектора. Первый из них – методологический: IFRS 9 подразумевает определенный пересмотр классификации финансовых инструментов по сравнению с той классификацией, которая предусматривается ныне действующим стандартом IFRS 39. Поэтому сотрудникам департаментов бухгалтерского учета, управлений международными стандартами финансовой отчетности предстоит много работы. Придется пересматривать бизнес-цели, которые ставятся в отношении финансовых активов, и как следствие, будут ли оцениваться финансовые инструменты через «прибыли/убытки» или по амортизированной стоимости. Второй вызов напрямую адресован департаментам управления рисками. Поскольку новый стандарт подразумевает синхронизацию между финансовой отчетностью и теми параметрами, над которыми у нас обычно работают «рисковики», то последним необходимо будет предоставить свой взгляд на риск-параметры, учитываемые при определении стоимости финансовых инструментов. И не просто предоставить этот взгляд, но и доказать правильность своих риск-моделей аудиторам. И третий вызов я бы назвал «вызовом в сотрудничестве» между различными департаментами. Ни для кого не является секретом, что взаимодействие между службами, управлениями и департаментами в финансово-кредитных организаций – это зачастую серьезная проблема, причем чем крупнее банк, тем более ощутимой она является. Успешность внедрения нового стандарта напрямую будет зависеть от того, насколько эффективно будут сотрудничать «рисковики», бухгалтеры, внутренние аудиторы, если речь идет об автоматизации, то и сотрудники департаментов информационных технологий и т.д.

 

NBJ: Сотрудники ИТ наверняка будут играть большую роль в процессе перехода. Насколько я понимаю, здесь встает целый спектр вопросов об учете данных, их обработке, классификации и т.д.

 

Олег Огородников: Совершенно верно. Чем больше банк, тем большее количество сделок он проводит, тем более диверсифицированным является его бизнес, а, следовательно, тем большие объемы данных он должен аккумулировать и обрабатывать на ежедневной основе. От «чистоты» и качества данных напрямую зависит то, в какую «корзину» (первую, вторую или третью) при классификации попадет тот или иной инструмент, а от этого уже напрямую будет зависеть и корректность банковской отчетности в целом.

 

NBJ: Очевидно, что переход на IFRS 9 потребует от банков огромных организационных, временных и трудовых затрат.

 

Олег Огородников: В этом нет сомнений. Возьмем в качестве примера выполнение такого обязательного требования стандарта как встраивание вероятности дефолта в расчет резервов. Ожидаемые кредитные убытки определяются как средневзвешенное значение кредитных убытков с учетом соответствующих рисков наступления дефолта в качестве коэффициентов взвешивания. – это принципиальное отличие от IFRS 39, где объемы резервирования рассчитывались с учетом уже понесенных убытков в случае возникновения элементов обесценения того или иного актива. То есть, надо будет предвосхищать дефолт фактически с первой же минуты предоставления клиенту заемных средств и выстраивать модели ожидаемых потерь средств. Естественно, сделать все это в «ручном режиме» невозможно, как невозможно и выполнить другое требование стандарта, заключающееся в прогнозировании убытков в зависимости от изменений, происходящих в макроэкономической ситуации в стране. Тем более, что все названные мной модели должны постоянно контролироваться, это не некие «застывшие» оценки, поскольку меняются и макроэкономические факторы, и положение конкретных заемщиков, и ситуация в различных секторах экономики.

Я бы упомянул еще один трудоемкий элемент как SPPI-тест, проведение которого позволяет отделить нетривиальные кредитные продукты от стандартных кредитных продуктов. Как вы понимаете, в портфелях многих банков имеются такие активы – например, инструменты, вознаграждение по которым зависит не от получения классических процентов, а от выполнения заемщиком определенных условий (например, результаты деятельности проекта). Такие продукты не могут быть классифицированы по амортизированной стоимости, соответственно, и отражение в отчетности по ним должно быть иным, чем по обычным кредитным продуктам.

 

NBJ: То есть, усложняется все — и подход к обработке данных, и процессы классификации данных, выстраивания моделей, учета различных факторов. Смогут ли банки справиться со всеми перечисленными вами вызовами?

 

Олег Огородников: Отвечу так: при должном уровне квалификации сотрудников, гибкой системе взаимодействия между различными подразделениями организации и при готовности вкладывать средства в развитие и совершенствование информационных систем, вполне можно справиться и собственными силами. Но тут необходимо понимать, что «каждый выбирает для себя», и банки будут подходить к решению проблемы перехода на новый стандарт отчетности с учетом своих сил и возможностей, в том числе и финансовых. Должен сказать, что по некоторым признакам можно судить, что заниматься всем этим в гордом одиночестве большинство финансово-кредитных организаций не хочет: сейчас на рынке проводится сразу несколько тендеров, что говорит о том, что банки активно ищут для решения вышеперечисленных задач внешних подрядчиков.

 

NBJ: А времени, между тем, остается совсем немного – если я правильно помню, новый стандарт становится обязательным с 1 января следующего года.

 

Олег Огородников: Совершенно верно, только я бы сказал, что с учетом предстоящих объемов работы времени остается очень мало. Ведь понятно, что, если будет зафиксирована хоть какая-то задержка или отсрочка при переходе на новый стандарт, то ценность отчетности, составленной по МСФО, резко снизится и в глазах инвесторов, и в глазах крупных клиентов банка, и в глазах рейтинговых агентств, и, конечно же, в глазах регулятора банковской системы.

 

NBJ: Вы сказали, что банки уже сейчас ищут внешних подрядчиков, а что те в свою очередь могут предложить банкам для того, чтобы облегчить переход финансово-кредитных организаций на новый стандарт отчетности?

 

Олег Огородников: Мы в России выступаем в качестве партнеров ведущих международных вендоров – Oracle, Finastra, SAS. Мы предлагаем банкам информационные системы, использование которых может сделать процесс перехода на IFRS 9 менее трудоемким и более эффективным. Конечно, каждый банк по-своему уникален, когда речь идет о структуре портфеля финансовых инструментов, но я могу с полным основанием заверить наших действующих и потенциальных партнеров, что все решаемо, и предлагаемые нами системы обладают достаточной гибкостью в настройке. Со своей стороны, мы готовы помочь банкам подобрать для них оптимальное решение.

 

NBJ: А «боевой опыт» во взаимодействии с банками именно в рамках перехода на новые стандарты отчетности у вашей компании есть? Все же знают: при выборе партнера заказчики ориентируются не столько на красивые буклеты, сколько на портфолио и отзывы с рынка.

 

Олег Огородников: Если говорить о переходе на стандарт IFRS 9, то такого проекта пока ни у кого из внешних подрядчиков нет в портфолио в силу вполне объективных причин – этот процесс в России только стартовал. Но системы, о которых я упомянул, внедряют в международных банках именно с целью работы в соответствии с новыми международными стандартами отчетности, и мы принимали активное участие в проектах внедрения этих систем. Так что с этой точки зрения боевой опыт у нас действительно имеется, как и понимание тех задач и вызовов, с которыми сейчас приходится иметь дело российским банкам.

Беседовала: Анастасия Скогорева

Наши преимущества

Эксперты в банковском бизнесе

32

Бизнес-аналитика с реальным опытом работы на ключевых позициях в банках ТОП10

Масштабные проекты "Под ключ" с гарантией и сопровождением

56

Проектов от бизнес идей до реализации объемом более 700 человеко-дней

Остались вопросы?