Рыночные риски – Российская импровизация!

Илья Доманчук, ведущий эксперт-аналитик по рискам, RBtechnologies

Современные банки стремятся создать систему риск-менеджмента, покрывающую все риски, с которыми может столкнуться организация в процессе своей деятельности. При этом особое внимание уделяется значимым рискам, таким как кредитный, рыночный, операционный и др. В этой статье мы хотим описать принятые в российской практике подходы управления рыночным риском в сравнении с лучшими практиками (Best practice).

При принятии управленческих решений менеджмент банка должен опираться на оценку всех потенциальных вариантов с учетом риска, так как при определении риска банки стремятся поддерживать приемлемый уровень отношения риск/доходность, который выступает в качестве основного фактора при принятии решений. В некоторых западных банках обязательным требованием является наличие опыта работы в блоке рисков у Председателя Правления, что явно указывает на то, что подразделения контроля рисков для банка также важны, как и зарабатывающие подразделения.

Рыночные риски в модели управления рисками Рис.1

В последние годы финансовое сообщество начало рассматривать риск не только как синоним вероятных убытков, но и как возможности.  Западные банки ищут новые рынки, новые источники заработка, разрабатывают новые инструменты. В то время как среднестатистический российский банк предпочитает получать доход только от выданных кредитов, поэтому инвестиционная деятельность, финансовые рынки развиваются относительно невысокими темпами. Основными факторами роста этих направлений являются как снижение маржинальности, что существенно меняет подход к управлению рисками, так и ужесточение требований надзорных, регуляторных органов к контролю рисков, в том числе рыночных. Влияние оценки рисков при определении управленческих решений выросло, но в общем, остается не таким высоким, как должно быть, хотя во многих крупных банков у рисков есть право вето на комитетах. Отчасти это связано с тем, что финансовые рынки России, финансовая система России не так сильно развиты, как на Западе. Во многих банках подразделения рисков присутствует только номинально, так как наличие таких подразделения необходимо в соответствии с требованиями ЦБ. До недавнего времени руководство не видело потенциала развития риск-подходов, а точнее не видело смысла тратить ресурсы на развитие рыночных рисков, если затраты могут оказать выше потенциальной выгоды. Однако, в последние годы роль рыночных рисков возросла, что обусловлено повышением сложности инструментов, с которыми работают банки, развитием финансовых рынков, ужесточением требований к системе оценке и контроля рисков. После кризиса 2008 года, когда применение только параметрического или исторического методов для расчета VAR с целью оценки рыночных рисков показало свою несостоятельность, банки стали уделять большое внимание рыночным рискам, и что более важно, крупные и средние банки начали вкладываться в специализированное ПО, так как внутренних разработок уже не хватает для покрытия их нужд, проблемы in-house решений становятся критичными.

Сейчас управление рисками в среднестатистическом российском банке сводится к использованию лимитной системы. Такая система часто покрывает рыночные и кредитные риски от операций на финансовых рынках, а владельцем такой системы лимитов обычно выступает подразделение рыночных рисков. Для современного банка этого уже становиться недостаточным.

Разделим банки по уровню потребности в качественной системе управления рыночными рисками:

Уровень начальный — большинство российских банков работают только с портфелем облигаций с целью создания буфера ликвидности, который в случае проблем на рынке можно будет реализовать и получить наличность. Для таких банков и лимитных систем не применяется сложное моделирование с использованием множества входных параметров, что и не является критичным.  Контроль лимитов, расчет различных риск-метрик, подготовка отчетности —  все выполняется сотрудниками рыночных рисков в Excel-файлах.

Уровень продвинутый – банки, которые используют деривативные инструменты, в первую очередь, с целью хеджирования своих позиций, для митигации рисков.  Число таких банков будет неуклонно расти, так как «выжить» современному банку без использования деривативов становится крайне сложно.

А если в портфеле банка есть деривативы, то ему требуются разрабатывать новые риск-метрики, расширять систему лимитов для покрытия/контроля кредитного риска контрагента. Для того, чтобы осуществлять контроль эффективно, необходимо использовать довольно трудозатратные методы оценки: например, моделирование «методом Монте-Карло» с учетом корреляций с десятками тысяч смоделированных траекторий. Также нужно учитывать неттинги, параметры соглашений в рамках которых заключены деривативные сделки и т.д.  К тому же для обработки соглашений таких как ISDA, CSA, RISDA также требуется множество ресурсов и компетенция сотрудников, что в идеале должно находиться в компетенции middle-office. В Best practice middle-office должен быть отдельным независимым подразделением. В России же функции middle-office выполняет различные подразделения. рыночных Распространенным решением среди российских банков является делегировать все эти функции подразделению рисков, которое помимо этого занимается методологией оценки рисков и справедливой стоимости инструментов банка, контролем лимитов, учетом P&L, подготовкой отчетности для регулятора, управленческой отчетности, участвует в расчете капитала в части рыночного риска и кредитного риска контрагентов, проводит стресс-тестирования позиций банка и валидирует свои же разработанные модели (и даже может формировать отчетность для МСФО). Такое распределение функций не является эффективным, что может привести не только к убыткам, но и дефолту.  Более того, в соответствии с 3624-У ЦБ рекомендует разделять функции описания методологий оценки и валидации моделей отдельным подразделения. В крупных российских банках только сейчас появляются подразделения, которые отвечают за валидацию. А что касается написания методологии, риски и бизнес до сих пор делят сферу ответственности в процессе определения справедливой стоимости неликвидных позиций банка.

Управление, оценка и мониторинг рисков в крупных российских банках используют методы моделирования и статистический анализ, а мировое финансовое сообщество уже переходят к применению методов машинного обучения при оценке рисков.

Стоит отметить также, что качество данных для современного банка при обработке информации по сделкам, рыночной информации, анализе позиций становится критически важным вопросом.  Best practice (BASEL, “Principles for effective risk data aggregation and risk reporting”) рекомендует выделять ресурсы на обработку данных, на создание индикаторов качества данных (data quality indicators (DQI)), так как решение этого вопроса может существенно повлиять на правильность принимаемых решений руководством, что приводит к увеличению прибыли.   Однако, несмотря на то, что ЦБ уже давно обращает внимание на вопрос контроля качества данных, российские банки только сейчас начинают уделять этому вопросу достаточно времени. В крупных банках создаются целые подразделения, которые отвечают за контроль качества данных. Стандарты хранения, учета и обработки информации также является важным элементом работы с рыночными данными и контроля рисков. В Best practice предусмотрено отдельное подразделение, которое бы занималось оценкой, учетом и разработкой процедур контроля качества данных. В текущей российской практике за такой контроль отвечают собственно сами бизнес-подразделения, которые являются владельцами этих данных, что негативно отражается как на качестве контроля данных, так и на непосредственных обязанностях этих подразделений, так как это не свойственная бизнес-подразделениям функция.  Иногда в банках за контроль качества данных могут отвечать IT-подразделения, что также не является лучшим решением, если DQI создаются без прямой поддержке бизнес-подразделений.

Ярким примером убытков, связанных с качеством данных, является превращение хеджирущей позиции в спекулятивную в связи с тем, что параметры хеджирования были получены на неправильной оценке позиции по причине некачественных данных.

 

Российский финансовый рынок развивается и дает новые возможности для заработка и митигации рисков банка. В связи с этим, значение рыночных рисков возрастает и банки готовы вкладываться в построение современной системы управления рыночным риском. Но, такие системы нельзя построить за год, международные вендоры уже многие годы инвестируют в развитие подобных систем. Перед российским рынком, который не имеет в своей практике применения расширенных методов управления рисками, реализация подобного проекта своими силами или с использованием российских решений выглядит очень неуверенно.

Для компании RBtechnologies направление автоматизации рыночных рисков является одним из ключевых направлений и, понимая сложность и глубину данного направления, мы используем в своих проектах решения от международных вендоров, таких как SAS, Oracle, Finastra (Mysis).

 

Подводя итоги, можно с уверенностью сказать, что текущие тенденции направлены на усложнение подходов управления рыночными рисками, что уже повысило важность и изменило отношение руководства банков к их оценке и контролю. Важно осознать, что эти изменения будут продолжаться, и как пример — внедрение FRTB (Fundamental Review of the trading book) которое существенно усложнит расчет рыночных рисков.